karlsonfrom: (Default)
У Проксима Центавры есть планета!
Она для нашей как почти близнец.
Нельзя, друзья, нам забывать про это.
Сбежим туда, когда придет п..ц!

Там год всего-то десять суток длится,
А сила тяжести немножко поболя.
И мне ее отныне небо снится,
Под красным солнцем мирные поля.

Здесь стая крыс пасет орду баранов.
Но выйдешь ночью, взглянешь в небеса...
Там яркий свет Плеяд, Альдебарана,
Скорбящей Вероники Волоса...
karlsonfrom: (Default)
Он был безупречен. Как тополь стоял у дороги.
У вашего дома. У этой бездонной реки.
Невидим, не слышим, беспечен. А местные боги
Куда-то опять на убой уходили полки.

Он был незаметней присыпанной пылью осоки,
Сливался с пейзажем, как вросшая в скалы река.
И как небеса равнодушны, пусты и высоки,
Беззвучной лавиною мимо стекали века.

Он был недоступен всем страхам, мечтам и тревогам.
Стоял и смотрел на смешных мурашей кутерьму,
Спешащих найти в Мироздании функцию Бога,
Надежный маяк на пути уходящих во тьму.

Он мог бы сказать им, что нету ни яблок, ни сажи.
Ни сада, ни ада... Лишь желтое море песка.
Он мог бы сказать им... Но разве об этом расскажешь?
Такое как ветер должно проскользнуть у виска.

Услышишь. Застынешь.В ответ улыбнется не строго
Шуньята. Вернет все обратно, к началу Игры.
Где песни цикад. И луна. И бурьян. И дорога.
И новая Вечность. И новые блещут миры.
karlsonfrom: (Default)
Под снегами да ромашками, никому и ни о ком,
Жизнь собачьими какашками что-то пишет как мелком.
Где-то там, в далеком космосе, неизвестный alien
Разбирает эти росписи словно Книгу Перемен.
karlsonfrom: (Default)
У нас не Марс и не Плутон.
У нас гораздо больше света.
Здесь даже офисный планктон
Способен видами планеты

Увлечься и запечатлеть
Ее рассветы и закаты.
И будет небо пламенеть,
И облака лететь куда-то

Над этой сопкой, там вдали,
Над этим выходом из бухты,
Над этим уголком Земли,
Где выйдешь в ночь и скажешь - Ух ты!...


karlsonfrom: (Default)
Неизвестная там в небесах
Неприметная осень проходит.
Ворох листьев у ней на весах,
Дым костров и чего-то еще.
Я хочу заблудиться в лесах
и не знать, что в Москве происходит,
Позабыть про бояр, о "народе",
Пережечь всю ботву в огороде,
И поверить в дожди под плащем.

Небо-льдинка в пупыпышках звезд,
Бледный, выцветший пух эдельвейса,
Гнет мискантус свои колоски,
Мир огромен, волшебен и дик,
У него то жара, то мороз,
Для него что Кааба, что пейсы,
Весь наш век где-то в будущих гнейсах.
Жаль туда не отправишься рейсом,
Ну хотя бы, хотя бы на миг.

Все конечно же там как всегда,
В вечной новых миров перемотке,
И куда-то там вечно спешат,
Уезжая из сел в городища.
И шумят как станки города,
Все спешат заработать на шмотки,
На коктейль из пивасика с водкой,
на экспрессо-любовь от молодки.
И седеет как здесь бородища.

Проживи миллиарды эпох,
Все пройдя и собою пометив,
Все запомнив и снова забыв,
Перемерив плащи и миры,
Джаз надмирный оценишь - не плох!
- Флейта неба и древняя лира...
Клара Карла и клава клавира...
И рука над гипноглифом мира
Не устанет от вечной игры.
karlsonfrom: (Default)
а мир гудит как стройка как метро
бывает отойдешь и помолчишь
и сразу наступает тишина
и тайный смысл всей этой суеты
порой покажет краешек себя

как будто некто распахнет халат
как бы прилично но с намеком для
того кому никак не надоест
идти по краю а не посреди
где этот шум однажды глушит всех

лишь там где дружат свет и темнота
словно в дверях полуночный балкон
цикады звезды ночь и тишина
а в комнате вино магнитофон и смех
привычный нашей жизни свет и звук

мы много знаем только толку в том
что браны мира сходятся в одну
и все огни один большой огонь
что вечно светит всем в ночи ночей
а осенью приходит чистота

северняки опять причешут лес
покроют реки рыбьей чешуей
и персеид стремительный поток
почистит небо вечности песком
хороший повод зажигать костры

сидеть осенней ночью у костра
смотреть на светлячки на удилах
и понимать что думают сомы
а так же то что смерть одной страны
естественна как жухлая листва

переживем титаник наших дней
еще плывет и большинство вокруг
то славит капитана наверху
то жаждет селфи с айсбергом вдали
что ж постоим у бездны на краю

есть зрелища где выгодней партер
поближе к выходу но главное покой
иначе не запомнится ничто
и мимо пониманье промелькнет
такое главное что это жизнь
karlsonfrom: (Default)
И сказал ему Мастер - Не ной!
Все на свете давно - перегной.
Перегной или даже говно.
Много раз. И сейчас и давно.

И алмаз, и топаз, и сапфир
Из говна. Как и этот кумир.
Или этот. И эта страна.
все на свете, дружок, из говна.

Коли Истины сложны пути
И не знаешь, как ими идти,
Бросив Путь, возвращайся домой.
Но к салату редиску - помой.
karlsonfrom: (Default)

Из далеких времен, от Адама,

Или раньше, но так повелось:

Красота - равнодушная дама,

С немигающим взглядом насквозь.


Никакой суетой не томима,

Никогда никуда не спеша,

Она смотрит в Грядущее. Мимо

Продавца, рокзвезды, алкаша.


Мимо темных веков, мимо смуты,

Никого из живых не любя,

Мимо сумрачных, злобных и лютых.

Мимо светлых. И мимо тебя.


От смертей и страданий не плачет

Гигагоды, эоны, века.

У нее здесь иная задача,

Что для нас непонятна пока.


Тут искусства молчат и наука.

Но однажды замкнется кольцо.

Красоту, этой страшную штуку,

Мы с тобою узнаем в лицо.


Расцветет пикселями Природа,

Скрипнут петлями створки ворот,

И узнаем мы - кто там, за Кодом?

Что он думает? Чем он живет?


...Пара вил. Сорняки огорода...

У теплицы подгнили борта...

Пустота. Ничего, кроме Кода.

Нет, неправда. Еще Красота.

karlsonfrom: (Default)

Удод удачно удолбился

И бился клювом в странный глюк:

Как будто бы в него вселился

Другой удод с планеты Плюк.

И тут же сам, забыв про это,

(По ком там колокол, по ком?)

Отбыл на Альфу (на планету)

Чтоб стать божественным цветком.

karlsonfrom: (Default)
Гагарин, мы космос закрыли.
Локально, в пределах страны.
Не нужно космической пыли
На наш холодец и блины.

У нас простота и просторы,
И пары кружат на балу
- Далкие крымские горы
Вернулись к родному столу.

Мы Крым ухитрились слимонить
Так быстро и вежливо так.
Все было в натуре в законе.
Наш Путин на это мастак!

А там, в бесконечных парсеках,
В эонах космической мглы,
А вдруг либерал с гомосеком
Живут от иглы до иглы?

Порочны они и развратны.
А вдруг россиян заразят?
На солнце сгустилися пятна,
Магнитною бурей грозят.

Москва под сияньем полярным.
Прорезали сполохи тьму.
Мы ад ожидаем дегтярный,
А космосы нам ни к чему!

Там ручкой никто не помашет.
Не надо звезды нам Ойле!
Ромашек, раздвинутых ляшек
там нету, как здесь, на Земле.

Не надо нам тау-китянок.
У них нет растяжки такой.
Мы пьяны от скважин нефтяных.
Иные миры нам на кой?

Там в космосе карма плохая,
духовность ни к черту. Не та!
Крым наш! Так давайте ж вбухаем!
И бросим бутылку с моста...
karlsonfrom: (Default)
Здесь другая планета
И другая звезда.
Здесь совсем не про это
Шепчет в скалах вода.


Здесь другие и лава
И тектоника плит.
Здесь не лупят по клавам
Ни хомяк ни пиит.

Здесь нахальных двуногих
Не звучат голоса.
Здесь другие отроги
И другие леса.

Здесь в светящихся травах
Круговерть светляков.
Местных ягод отрава
Для земных чудаков.

Здесь листы так пушисты,
Хоть для нас и горьки.
Но святых фетишистов
Не снуют здесь хорьки.

Здесь огромной планетой
Горизонт пузырит
Изумрудного цвета.
И куда ни смотри,

Здесь отличные виды!
Здесь живут не по лжи
Пищевой пирамиды
Не земной этажи.

Хорошо окунуться
В мир далеких светил
Хорошо бы вернуться
И узнать - отступил

Морок Мордора душный
От страны, что крыла
Отдала простодушно.
Ранодушно. Была.

Как космический фавн,
Вещмешок и свирель,
Флор бессчетных и фаун
Я слежу акварель.

Здесь я только проездом
Из пропащей страны
К неизведанным безднам
Где-то с той стороны.

Облом

Nov. 19th, 2014 11:33 am
karlsonfrom: (Default)
"Росетта", сказочный прибор,
Так много лет блуждал по свету
Чтоб всем явить крутой хардкор
И пенетрировать комету.

Мелькнули - краткий миг - года.
Идет на спуск кометный трактор.
Комета стонет - "Не туда!!!"
Плюс затупился пенетратор.

Он создавался для нее!
Так коллектив над ним трудился!!!
И вот явился, е-мое...
И не вошел и разрядился.

Такой космический облом.
Уснул "герой", уткнувшись к стенке.
Комета помнит о былом
И ждет других, задрав коленки.


Но может, в солнечных лучах
Уснувший в скалах пробудится.
- "Прости, что я тогда зачах..."
И пенетратор пригодится.
karlsonfrom: (Default)
На ЭТО
Размышляя над мирами,
Я сидел, "Мерло" лакал.
Небо пялилось шарами
Мне в наполненный бокал.
Под космического даба
Звуки полные басов
Мне Галактика как баба
Показала край трусов.
- "Что, гусар, сидим тетерей?"
Обуяли thrill & chill,
Ткани темных тех материй
Досконально изучил.
В общем, вени, веди, вици,
Взял себе на память бра,
И теперь мне часто снится
Сверх-массивная Дыра.
karlsonfrom: (Default)
Я дожил до счастливой эпохи:
Череда – за прорывом прорыв!
Под смущенные выдохи-вздохи
В объективе Священное – Взрыв.

Сквозь замочную скважину Взрыва
Ясно брезжат иные миры!
Пусть святоши глядящие криво,
Пусть адепты червячной дыры,

Отползут чертыхаясь в сторонку
- Скоро Истины грохнет заряд!
А не то их затянет в воронку
Пустоты, там где Струны парят.

Высший разум, играющий с миром,
На микробов глядя с высоты,
Вышивает не гладью, эфиром,
Высший Юмор влагая в посты.

Вот язык. Наш, родной, не турецкий:
«Боговерцы» - их просто вертеть
На забавной игрушке не детской
Всем кто хочет. На четверть, на треть,

В полный рост. И туда и обратно.
Как смеется коварная власть.
Ведь убогих легко многократно
Так и этак всегда обокрасть.

Там где «бог», все погрязло в болоте
Bog – болото мздоимства и лжи.
Боганутые, впрочим, не против.
Золотых куполов миражи

Им закрыли иные пространства,
Защитив от Реальности мозг.
Лишь бы церкви привычной убранство,
И, конечно, оплаченный воск.

Там где God – на айфоны молиться...
«Гад» хоть «гад», но маэстро труда.
Экономики блесткие спицы
Крутит белок двуногих орда.

Вы хотите иного примера?
Вот еще, но тупых не спасет:
Херувим – с очень маленьким хером
Мужичок-невезун. Вот и все.

karlsonfrom: (Default)
Ты проходишь по жизни между теми и нами,
Словно лучик по призме разбегаясь цветами.
То сиреневый с синим, то зеленый и алый,
Как комета Кассини, ты меняешься мало,

Словно мысли о лете, что шутя пролетело,
Поменяв многоцветье на исходный и белый.
Как мираж на экране танцевалось и пелось...
Ты когда нибудь станешь, но не тем чем хотелось.

И врастающий кожей в свой гопак или польку,
Ты когда-нибудь сможешь, да вот станешь ли только...
Цель в которую метишь, о которой мечтаешь,
Ты когда-нибудь встретишь, но уже не узнаешь...
karlsonfrom: (Default)
мы ограничены светом
свет от сгоревшей звезды
часто последним приветом
жизни ушедшей следы
нам преподносит напрасно
мы не умеем смотреть
блекнет горящая ясно
в небе закатная медь
Зелень заката померкнет
вновь посреди черноты
светят давнишние смерти
втайне надеясь что ты
голос из бездны услыша
слово посланья поймешь
ветер чуть слышно колышет
в поле созревшую рожь
нету ни рано ни поздно
нет ни зимы ни весны
зерна безмолвно как звезды
канут в зеленые сны

Закон

Apr. 14th, 2012 12:11 am
karlsonfrom: (Default)

Синее море в барашках, и льдины что скоро растают,
Ветер весенний, что ветви качает как летом,
Пыль приносящий с пустынных предгорий Китая,
Солнечный диск, что от пыли слегка фиолетов,

В сумрачный день акварельная серая морось,
Та, что капелью кустов украшает рапиры,
Снова напомнят, как света конечная скорость,
Миф о конечности этого вечного мира.

Я бесконечно не верю в такую конечность,
Мне говорят динозавры, додо и морошка:


Read more... )


Read more... )
karlsonfrom: (Default)
Мою мифологию можно свести к одному:
Рожденья и смерти - как белая с черною нити.
Они прошивают пространства безличную тьму.
И жирную землю, и щедрое солнце в зените.

Безличная мгла, безразличное море времен,
Закаты закатов сменяют восходы восходов.
И сколько бы мы не меняли и тел и имен,
Их всех растворят бесконечного времени воды.

В бокале шампанского - пепел сгоревшей звезды.
На плитке "Победы" - Вселенной иной отпечаток.
Что лучше - наивно пытаться оставить следы?
Или просто уйти, превратившись в здоровый початок?

Пора бы вернуть эту славную землю богам,
Которых когда-то так ловко придумали сами.
Уйти на покой. Словно Отци к альпийским снегам.
И стать тем чем были когда-то - простыми снегами.

У тех, что придут, не прямой, неэвклидовый шаг.
И взгляд Пустоты. Игры будут их нам непонятны.  .
И только отчасти свои сохранивши черты,
Они - светотени древесной дрожащие пятна.

А если... А если (кто знает?) они уже здесь?!
И смотрят на наше такое святое бесстыдство,
На рабские игры холопов, боярскую спесь,
С здоровым, веселым, научным таким любопытством.

- Гляди-ка! Гляди-ка! Смотри как пускает слезу
Их альфа-самец! Аж раздулся лягушкой на кочке...
Опять поимел свой народ как козу на возу.
Потрогаем почки... понюхаем лучше цветочки...


karlsonfrom: (Default)
Этот сломанный мир неустойчив как ртуть.
Этот скомканный мир до конца развернуть.
Прочитать и понять. И запомнить навек
Это скомканный день, этот скомканный век.

Это складчатый мир безнадежно велик.
Его смысл не сыскать меж страницами книг.
Хруст и сладость сырца, блеск альпийских снегов
Не впитать до конца в промокашку мозгов.

Но однажды устав от полета стрижей,
Перекрученных смыслов, миров, миражей,
Кто-то взглянет назад, на покинутый кров,
И проколет навылет бумагу миров.

И увидит изнанку, увидит нутро
- Мир похож на вязанку, устроен хитро.
Бесконечен и вечен - роман, не стишок,
Где Земля – чепушинка, пушинка, пушок.

А под ней перехлест бесконечных равнин,
(Что порой позволял увидать кетамин)
Где гигантскою лентой струится вода.
Был бы Мёбиус жив, он бы понял куда.

karlsonfrom: (Default)

Я вижу небо над холмом

Синеющее над

Волнистым  полем, вижу дом.

За ним - тенистый сад.


Вот паутинки тетива,

И солнце плечи жжет.

Я знаю – неба синева

Меня переживет.


Прозрачный синий океан.

Внизу, на самом на дне,

Мураш, тащит как микрокран,

Былинку на спине.


Слежу полет небесных тел

Над синевой. Со дна.

Но тот же ждет ее удел

- Не вечна и она.


И солнце огненным цветком

Над бездною горя

Лизнет огнем последний дом,

И высохнут моря.


Планета полностью мертва.

Пустые города.

И подкрадется чернота,

Которая всегда


Была без нас, пребудет, есть,

Которая везде.

Но нам нужна совсем не весть

О вечной черноте.


Я знаю – жертвенный огонь,

Молитвы, образа,

Как материнская ладонь

Ребенку на глаза


Из тех картин, где всей семьей

В колонне на расстрел

Такой же солнечной порой

В не вечном мире тел.


Окончен их поход во тьму.

Окончен мой рассказ.

И я смотрю на синеву,

Смотрящую на нас.

Profile

karlsonfrom: (Default)
Leo

April 2017

S M T W T F S
       1
23 456 7 8
910 11 12 13 14 15
1617181920 2122
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 05:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios